Warning: file_put_contents(../counter_html/b3165090d9b1660b53aea732d949dccd.txt): failed to open stream: Disk quota exceeded in /home/user/temaknigi.ru/counter_html.php on line 15
Механизмы социализма
механизмы социализма в
Это интересно!!!
бюджетная система кнручастниками генерального соглашения являютсяоферта собственникузайму деньги у инвесторатоп фондовых биржрусский депозитный банкхлороводород который получили при взаимодействии избытка концентрированнойдоговор банковского вкладапотребительская корзина пенсионера 2017процесс эмиссии акцийнеустойка за товар ненадлежащего качествавступление договора в силу депозитарийособенности договора банковского вкладапосле окончания конкурсного производствапринципы построения платежного балансакоммерческом кредит с поставщиканеустойка по договору водоснабженияпризнак капитала как фактора производствана каких условиях работают инвесторысекатор с храповым механизмом ценагосударственные расходы франциисоздание социализма в сссрборьба с монополизацией рынкапредъявить к офертетехнический овердрафт сбербанк
механизмы социализма

Раздел теория социализма. Именно государственное управление формирует условия и механизмы деятельности для всех участников 

Экономические закономерности государственного социализма: и механизм их использования 51: 8.Хозяйственный механизм и его 

В рамках лекции о развитии идей и практике социал-демократии, а также о возможном социал-демократическом будущем России и всего мира рассказал историк и деятель российского и белорусского социал-демократического движения Павел Кудюкин. «Лента.ру» записала основные тезисы его выступления. Три разных понимания социализма
Проблема соотношения демократии и социализма возникла давно. Кому-то это покажется несомненной тавтологией, поскольку для многих сторонников этой теории социализм не может иным, кроме как демократическим. С другой стороны, кто-то считает это утверждение классическим оксюмороном, мол, демократия и социализм — это вещи несочетаемые и демократического социализма в природе и вовсе быть не может.
И апологеты обществ советского типа, и крайние антикоммунисты считают, что такой строй мог быть реализован только в таком виде, как в сталинском СССР, в Китае при Мао, в Северной Корее. Он якобы был и будет строиться и поддерживаться только методами жесткого подавления и насилия. Впрочем, сторонники крайнего коммунизма говорят, что у них тоже демократия, только выраженная в другой форме — социалистической, пролетарской и так далее.
Но, во-первых, социализм обозначает как минимум три связанные, но не вполне совпадающие вещи. Прежде всего, это совокупность некоторых идейных представлений о посткапиталистическом обществе или социуме, альтернативном капитализму. Специалисты по истории русского утопического социализма Александр Володин и Борис Шахматов в свое время определили его как позитивный антикапитализм.
Второе определение — социализм как движение, совокупность разного рода организаций, инициатив и действий, которыми руководят идеи и представления о будущем некапиталистическом обществе. Третье — объективный процесс накапливания в капиталистическом социуме некоторых элементов будущего посткапиталистического общества.
Не все социалисты признают это вообще в принципе возможным, но многие считают, что уже в рамках капитализма начинают формироваться некие посткапиталистические элементы, входящие в противоречие с ним. Это рано или поздно приведет к качественному переходу, когда мы сможем говорить о том, что живем в новом обществе.
Ведется достаточно много дискуссий о том, когда этот переход произойдет. Кто-то говорит, что он где-то уже случился, и капитализма как такового уже нет, кто-то переносит его в более-менее отдаленное будущее. Но с учетом такого разнообразия определений под понятие социалистических движений и концепций подпадает довольно большое и неопределенное множество, в котором довольно трудно очертить границы. Внутри этого множества есть очень серьезные разногласия. Почему ранняя демократия похожа на диктатуру

Суперэтатизм и социализм // Александр Тарасов. что «реальный социализм» не был и капитализмом: отсутствовал рыночный механизм (даже со 

Если говорить о демократии модерна, которая рождается в великих революциях (прежде всего, XVIII века в США и Франции), то она обосновывается теоретически в концепции Жан-Жака Руссо. Эта демократия — совсем не то, что мы сейчас под ней понимаем, потому что она исходит из некоего представления о существовании всеобщей воли, выражающей интересы народа и являющейся ее выражением.
Причем, как пишет Руссо, «общая воля» — это совсем не то же самое, что и «воля большинства». Эта концепция (воплощенная, в первую очередь, в якобинской диктатуре), оказывается какой-то очень недемократической демократией. Предполагается, что кто-то определил всеобщую волю, а те, кто ей не соответствуют, становятся врагами народа, и их надо подавлять как антинародные, антидемократические элементы.
Как потом покажет практический опыт, всеобщее избирательное право само по себе никакой панацеей от всех проблем не является. Оно вовсе не приводит к избранию тех людей, которые могли бы считаться выразителями интересов большинства. Наверное, ярче всего это проявилось в ходе революции 1848 года во Франции, когда, по выражению Александра Герцена, революция «зарезалась» всеобщим избирательным правом.
Известны результаты выборов, когда большинство получали отнюдь не республиканцы, демократы или социалисты, а представители различных монархических партий. К тому же, первые страны (Соединенные Штаты не в их числе), где начало внедряться всеобщее избирательное право, были отнюдь не демократическими (Франция при Наполеоне III, Германия Бисмарка).
Оказалось, что сами по себе демократические механизмы еще не гарантируют отражение интересов большинства, тем более что само оно тоже начинает расплываться. В манифесте Коммунистической партии Маркс и Энгельс пишут: «Первый шаг пролетариата — завоевание демократии». Здесь она понимается не в привычной нам форме, с плюрализмом мнений и свободами, а как диктат большинства, и вполне органично соединяется с идеей диктатуры.
Сама идея диктатуры пролетариата у раннего Маркса, видимо, заимствована в значительной мере у Луи Огюста Бланки. Разница здесь только в том, что у Бланки это диктат просвещенного и просвещающего меньшинства на время, пока народ не дозреет до того, чтобы взять власть в свои руки.
Классический пример — это поздний, глубоко больной Ленин, размышляющий о судьбах русской революции и большевистской диктатуры. Он рождает нетривиальную идею: мы берем власть, и с позиции власти подтягивает общество к тому, чтобы оно смогло стать в перспективе социалистическим. В его статье «О нашей революции» он, по сути, воспроизводит ту же бланкистскую идею о диктатуре просвещающей, подтягивающей к необходимому уровню социум. Но как показывает опыт, она быстро перерождается, и даже если просветительские идеи в начале и присутствуют, то быстро отходят на второй план.

Механизмы социального государства: рыночный и плановый хозяйственные механизмы капитализма и социализма приводят также 

Интересно, что это предсказывал сам Ленин, еще задолго до взятия власти. В 1905 году он написал: «Кто хочет идти к социализму по другой дороге, кроме демократизма политического, тот неминуемо приходит к реакционным и нелепым (как в политическом, так и в экономическом смысле) выводам». Впрочем, и у более зрелых Маркса и Энгельса, которые учли опыт революций 1848-49 годов и послереволюционного развития, уточняется понимание диктатуры пролетариата. Это либо чрезвычайная временная революционная власть, либо в более широкой трактовке просто синоним классового господства. Почему социализм неотделим от демократии
Принципиальное отличие социализма от капитализма заключается в том, что первый небезразличен к политическому режиму. Он представляет собой общество, где устранена эксплуатация, угнетение и постепенно изживается отчуждение. Предполагается, что достижение этого возможно на базе общественной собственности. Апологеты общества советского типа говорят, что государство, которое выражает интересы пролетариата или всего народа, осуществляет такое правление от имени и в интересах социума.
Но может ли власть, на которую общество не влияет, выражать его интересы? В качестве некоего случайного совпадения, наверное, может, но как систематическое явление — нет. Государство, которое не избирается и давит пытающихся проявлять самостоятельность граждан, очевидно, не представляет народ. Оно может это делать только в том случае, если обеспечены элементарные демократические принципы (не обязательно западного типа).
Демократия первична по отношению к социализму, потому что она, пусть ограниченная, без социализма возможна, а социализм без нее — нет. Это далеко не сразу было осознанно социалистическим движением, потому что, прежде всего, значительная часть социалистических концепций долгое время была аполитична. Например, в России первой организацией, которая поняла важность демократии (по крайней мере, как предпосылки и инструмента социализма), была «Народная воля».
Сходные процессы протекали и на Западе. Так, в письме Эдуарду Берштейну в 1884 году Энгельс пишет о важности демократии как средства в борьбе за социализм. Но он крайне двусмысленно говорит о демократии как таковой, ссылаясь на то, что она является понятием историческим и изменяющимся. «Пролетариату для овладения политической властью также нужны демократические формы», — пишет он. Формы эти для него — лишь средство, и после овладения властью они уже не обязательно нужны. Дальше он говорит: «Если же кто-либо теперь стремится к демократии как к цели, то он должен опираться на крестьян и мелких буржуа, то есть на классы, которые обречены на гибель, и, поскольку они хотят искусственно сохранить себя, являются реакционными по отношению к пролетариату».
Виктор Чернов в 1933 году в неопубликованной работе «Итоги марксизма» довольно основательно разобрал двойственность отношения марксизма к демократии, показав, что она во многом коренится на «индустриоцентризме» марксизма — представлении о том, что только полное развитие капитализма, расслоение общества на буржуазию и пролетариат, создает предпосылку для социализма. Практика же показала, что все не совсем так — в конкретных обществах (кроме относительно недолгого периода в Великобритании) индустриальный пролетариат нигде и никогда не составлял большинства в обществе.
Это поведение продолжает существовать. В той же Франции значительная часть французских рабочих голосует за Национальный фронт, да и в России немалая часть работающих в промышленности голосует за ЛДПР и Единую Россию. Это опровергает идею, согласно которой при наличии избирательного права и большинства пролетариата произойдет автоматическое движение в сторону социализма.
В дальнейшем развитии марксистской мысли итальянский философ Антонио Грамши развивает идею гегемонии как влияния тех или иных классов на большинство, как механизма формирования больших межклассовых коалиций. Карл Каутский после русской революции говорит, что вопрос перехода к социализму — это вопрос формирования неких социальных объединений. Так, нельзя основывать свою политику исключительно на рабочем классе, надо искать социальные союзы, учитывать интересы разных групп населения. Это самым оптимальным образом обычно происходит в условиях демократического режима, когда такие общественные коллективы имеют возможность формировать свое политические представительства, вести между собой диалог и вырабатывать некие социальные компромиссы.
Либерализм также сформулировал многие из условий свободы человека, но социалисты сделали следующ

Эсеры предлагали построение социализма при сохранении в стране  переносят рыночные механизмы в новые сектора экономики.















Рекомендуем

temaknigi.ru Телефон: +7 (374) 898-48-67 Адрес: Иркутская область, Саянск, Улица Мира , дом 72